Вне Союза: Cтрана упущенных возможностей

История Литвы, при всем разнообразии событий, умудряется сохранять один показатель: с завидным постоянством литовцы упускают выпадающие им шансы. Кроме того обретение независимости по окончании распада СССР и патронат западных "старших братьев" позвали только маленькое оживление в республике, на большом растоянии отстававшее от динамики развития по тройке "балтийских тигров".

Отечественным доморощенным специалистам, любящим порассуждать в сети и на кухнях о бесталанно израсходованных полимерах, хорошо бы обратить внимание на опыт Литвы: вот уж где разнообразные "полимеры" тратят в далеком прошлом и со знанием дела. Традиции малоэффективного применения выпадающих на долю литовцев исторических шансов уходят корнями в седую древность. А ведь когда-то это государство игралось ведущую роль в средневековой Европе!

История возвышения появившегося где-то на рубеже первого и второго тысячелетий литовского страны начинается в тринадцатом веке, в то время, когда литовскому князю Миндовгу удалось объединить под собственной властью почвы не только фактически литовских племен, но и часть славян, живших на нынешних территориях Белоруссии, России и Украины. Уже в этом виде Великое княжество Литовское стало одним из самых влиятельных стран Европы, с которым были вынуждены принимать во внимание и ордынские владыки, и папы римские, и магистры всемогущего Тевтонского ордена.

Влияние это усилилось, в то время, когда во второй половине XVI века Люблинская уния закрепила развивавшийся в прошлый исторический период процесс Польши и единения Литвы. Созданная в следствии этого слияния Обращение Посполитая объединила природные и человеческие ресурсы двух стран, взяла контроль над наиболее значимыми торговыми дорогами и доступ к самым идеальным на то время разработкам. Но самой Литве наряду с этим фактически ничего не досталось: она оставалась архаичным аграрным страной, население которого в большинстве собственном было рассеяно по деревням.

Вне Альянса: Стремительное пике Молдавии

Фактически вся промышленность и экономическая деятельность в двуединой монархии, какой была Обращение Посполитая, были сосредоточены на западе, в Польше. Только в Каунасе и Вильнюсе трудились мастера-единоличники, объединенные, как и во всей средневековой Европе, по цеховому принципу, да в бассейне Немана курсировал местный торговый флот.

Страно, но в таком состоянии Литва умудрилась пройти через все исторические пертурбации, смуты и войны — и войти в XX век. Причем наличие бурной истории как-то не весьма ее оправдывает, поскольку у прибалтийских соседей история была никак не меньше бурной, но они сумели показать относительный прогресс.

Сейчас в Литве вспоминают о советском периоде, как о времени "оккупации". Но нельзя не согласиться с тем, что "оккупанты" практически за руку втащили отстающую от Европы лет на пятьдесят Литву в эру научно-технической революции. Кроме развития классических направлений наподобие коммерческого мореходства, союзный центр развернул массовое строительство предприятий самых различных отраслей и создание нужной инфраструктуры.

Так, республика взяла замечательный нефтехимический завод в Мажейкяе. Для не владеющей собственными природными ресурсами Литвы это думается тщетным, но в масштабах Альянса размещение НПЗ в ста километрах от ни при каких обстоятельствах не замерзающего большого Клайпедского морпорта было в полной мере оправданным. Эти же мысли повлияли и на постройку фирм химической индустрии, первым делом, по производству минеральных удобрений. Широкое развитие взяла легкая промышленность, в первую очередь, хлопчатобумажная, шерстяная, обувная.

Машиностроительный комплекс Литвы обзавелся судоверфями, развивалось производство и станкостроение сельхозмашин. Традиционно для Прибалтики сектор высоких разработок был представлен фирмами радиэлектроники и приборостроения.

Вне Альянса: Зависимая независимость Украины

Повышенной заботой центра пользовались и простые обитатели Литвы: спекулируя на близости капиталистических Финляндии и Швеции, власти союзной республики вытягивали из Москвы все новые и льготы и новые дотации. В итоге к 1986 году в республике сложились одни из самых высоких в СССР показатели молока и потребления мяса, немыслимые для других регионов нормы обеспечения жильем. Во время "оккупации" литовские почвы были полностью мелиорированы, а сибирский газ дошел чуть ли не до каждого всевышним забытого хутора.

При таких стартовых условиях обитатели Литвы не сомневались в успехе независимого плавания, все громче требуя независимости. Правда начальники республики, разумеется, превосходно осознавали, чем обеспечен успех. Глава Госплана Литвы Рейн Отсасон откровенничал в "Литературной газете" во второй половине 80-ых годов двадцатого века: "Бессмысленно трудиться лучше, но громадный суть имеет составлять письма о помощи. Принципиально важно мочь выпросить деньги, продовольствие, корма, товары, что угодно, это более принципиально важно, чем мочь делать их".

Напомним, что этим мастерством литовские политики пользовались еще продолжительное время по окончании обретения независимости, выпрашивая у Москвы валюту, льготные цены на другие преференции и углеводороды.

Но непременно нужно было переходить к настоящей самостоятельности, да этого потребовали и западные партнеры. на данный момент Вильнюс не упускает случая упрекнуть Москву в том, что Россия-де умышленно блокировала экономические связи прибалтийской республики с соседями по СНГ и ограничивает продажу ей источников энергии, что стало причиной небывалые экономические трудности в мелком европейском стране. Но справедливости для направляться отметить: как раз западные партнеры убедили Литву закрыть наибольшую в Европе Игналинскую АЭС, в следствии чего страна из экспортера электричества превратилась в ее импортера.

Это западные клиенты по окончании приватизации массово закрывали местные фирмы-гиганты, бывшие гордостью советской индустрии, поскольку соперники Европе не необходимы.

Вне Альянса: Белорусский опыт

Однако, к 2000-м годам Литва появилась в составе тройки "прибалтийских тигров", демонстрирующих самые высокие темпы роста поизводства не только в Европе, но и в мире. Вот лишь рост данный был обеспечен не более чем развитием сферы одолжений и, как везде в Прибалтике, кредитным неистовством. Хлынувшие на литовский рынок западные банки предлагали людям такие доступные кредиты, что казалось, грех не взять.

А коль забрал — куда вкладывать? Многие заемщики ринулись в сектор недвижимости, в следствии чего цена недвижимости в быстро пустеющих городах взлетела до небес, а после этого появился хороший денежный пузырь.

В то время, когда в 2006 году данный пузырь в полной мере ожидаемо лопнул, стало известно, что экономика республики лежит в руинах: большой индустрии (а соответственно, и рабочих мест) нет, 65 процентов валового внутреннего продукта приходится на сферу одолжений, которая, в неспециализированном-то, никому не нужна, народ погряз в долгах, отдавать каковые не с чего: уровень безработицы образовывает 20 (по другим данным — до пятидесяти) процентов. Но в то время пострадала не одна Литва: все "балтийские тигры" в одночасье превратились в мокрых кошек.

Однако, демонстрируя достаточно скромные довольно других государств "балтийской тройки" показатели роста (только в один раз выбившись в абсолютные фавориты), экономика Литвы просела достаточно существенно. В 2010 году экономический подьем возобновился, но это не больше чем судорожные попытки выкарабкаться из ямы. Свободный литовский экономист Аушра Мальдейкене прямо характеризует экономику республики как "хрупкую и истеричную" и не верит в продолжение стабильного роста: "Отечественное оживление — это американские горки, от которых людям, в особенности старшего возраста, делается не хорошо".

Это весьма интересно: Как из гастарбайтера вылепить клиента

С ней всецело в соответствии с аудиторское агентство Ernst & Young, прогнозирующее на этот год рост литовской экономики всего на два процента, по окончании впечатляющих 5,8 процента в 2011 году, и продолжение роста на уровне пяти-шести процентов к 2014-2015 годам. Но и данный прогноз остается под громадным вопросом, потому, что для уверенного роста нужна технологическая, как в Китае, либо интеллектуальная, как в Индии, база. Но собственный промышленный потенциал Литва уничтожила, послушно следуя рекомендациям Запада.

Что же касается литовских программистов и инженеров — о них ни миру, ни Европе ничего не известно.

Но Европа замечательно знает литовских гастарбайтеров: со времени присоединения к Евросоюзу, в мае 2004 года, бегство из страны приняло повальный темперамент. Специалисты кроме того заговорили о том, что тут не так долго осталось ждать останутся одни пенсионеры, что вызовет перегрузку и без того хилого бюджета и никак не поспособствует росту ни внутреннего потребления, ни производительности труда. направляться признать: грезы литовцев о мелком, комфортном и процветающем европейском стране сбылись только частично.

Государство оказалось в полной мере себе мелкое и куда как европейское, а вот с уютом и процветанием что-то не заладилось.

Продолжение цикла "Вне Альянса" просматривайте спустя семь дней.

Также читайте:

Алена Кочкина об избиении журналистов в «европейском государстве» Украина


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас:

  • Таможенный союз в обмен на инвестиции

    В связи с заботами о Таможенном альянсе с Астаной и Минском Москва потеряла из внимания еще одну республику, которая имела возможность бы укрепить экономическое влияние России в Центральной…

  • Таможенный союз бьет, но любит

    Одну ягодку беру, на вторую наблюдаю, третью примечаю — пожалуй, так возможно обозначить стратегию России в собирании бывших братских республик в Таможенный альянс. Той вишенкой , которая…

  • Вне Союза: белорусский эксперимент

    Белоруссия, выйдя из Альянса, не ринулась осваивать капитализм, а постаралась сохранить правила социалистического хозяйствования, совместив их с рыночными отношениями. Продолжительное время…

  • Белоруссия "сдалась" Таможенному союзу

    Таможенный кодекс Таможенного альянса отныне используется на территории всех входящих в него стран — к Российской Федерации и Казахстану, начавшим жить по новым правилам 1 июля, сейчас…

  • Почти треть россиян торгуют на работе

    Не забывайте, во времена застоя в каждой организации были работники, каковые иногда приторговывали дефицитным товаром — духами, обувью, кофточками, джинсами? Выясняется, тенденция не…