Россию ожидает банковский кризис. Что, опять

Российские банки остаются через чур уязвимыми для внешних факторов и случайностей.

Финиш прошедшей семь дней принес русским банкирам неприятные новости. В пятницу ЦБ сказал о отзыве лицензии у Новочеркасского городского банка, а в воскресенье информагентства сказали, что кое-какие агенты рынка закрыли ограничения на межбанковские кредиты банку «Кредиттраст» из-за слухов о связи его менеджеров и владельцев со скандальным «Содбизнесбанком». Эксперты отмечают, что финсектору в целом пока не угрожают ни неприятности с ликвидностью, ни утрата доверия вкладчиков.

Но они отмечают, что банки – независимо от положения и размера на рынке – остаются очень хрупкими и уязвимыми. Главные недочёты все те же: слабость денег, сильная концентрация пассивов и активов на ограниченном круге клиентов. В следствии этого судьбу всего сектора подчас смогут решить случайности – внешние факторы, спекуляции и слухи.

Аналитики избегают слова «кризис» и утверждают, что ни о какой «массовой зачистке» банков со стороны ЦБ и МВД не может быть и речи. «Это обычный процесс – в то время, когда иногда у кого-то отзывают лицензию, – сообщил RBC daily ведущий специалист Центра развития Дмитрий Лепетиков. – За прошедший год было отозвано всего 16 лицензий – при неспециализированном количестве банков порядка 1300 это мало. Так что я считаю это разовым случаем и не пологаю, что имеется основания на этом строить совокупность». Он утвержает, что слухи о том, что за «Содбизнесбанком» смогут последовать еще около десяти банков с подобными нарушениями, – только «аргумент к остальным».

Согласно точки зрения г-на Лепетикова, власти только пробовали функционировать на «сознательность» банкиров, с тем дабы последние сами исправили собственные неточности перед тем, как за них близко возьмутся регулирующие органы.

Но, проворность, с которой участники рынка межбанковского кредитования (МБК) отреагировали на подозрения и слухи, говорит о нервозности, царящей среди банкиров. «Надеюсь, важных последствий это не повлечет, не смотря на то, что рынок МБК может стать еще более сегментированным, – говоритДмитрий Лепетиков. – В то время, когда появляются сигналы недоверия, конечно, ты производишь перерасмотрение перечень собственных контрагентов, к некоторым из них вероятно ужесточение взаимоотношений. Но в масштабах рынка это вряд ли окажет значительное влияние». С его мнением соглашается аналитик агентства Standard & Poor’s Екатерина Трофимова. «С отечественной точки зрения, текущая обстановка не должна существенно отразиться на русском банковском рынке, из-за маленькой величины вовлеченных банков и незначительной их доли на рынке, – сообщила г-жа Трофимова RBC daily. – Но нельзя исключать, что это может внести повышенную осторожность на межбанковский рынок».

Вправду, многие участники рынка сходу стали наводить справки, не попадут ли в поле зрения ЦБ и другие банки – и кое-какие агенты приостановили собственную активность на МБК.

Чтобы выяснить, что может случиться, в случае если на рынке МБК появятся неприятности, достаточно отыскать в памяти серию банковских кризисов середины 90-х годов. Тогда скачок ставок и резкий спад ликвидности стали причиной тому, что кое-какие банки не смогли совладать с обстановкой. И обстоятельством этого был как раз «межбанк» – не было ни суверенного дефолта, как в 1998 г., ни больших корпоративных дефолтов.

Согласно точки зрения Екатерины Трофимовой, на данный момент возможность того, что МБК может стать источником неприятностей для финсектора, низка: ликвидность совокупности довольно большая, а экономические ожидания хороши. Но уязвимость рынка МБК – не обращая внимания на большие стоимость бареля нефти и приток валютной выручки – возможно было замечать в последние дни апреля. Тогда на фоне нескольких негативных внешних факторов (нехорошие экономические эти по США и большая стоимость одного бареля нефти) и только одного внутреннего (слухи об отъезде президента холдинга «Интеррос» Владимира Потанина за границу) зарубежные инвесторы начали закрывать валютные позиции.

В один момент начал падать рынок ценных бумаг. В следствии случился важный оттекание средств, и ставки overnight на межбанковском рынке в кое-какие моменты достигали невиданной сейчас отметки в 40%.

Дмитрий Лепетиков считает, что у по-настоящему устойчивых банков не может быть неприятностей из-за «турбулентностей» на рынке МБК. «В случае если банк «упадёт» оттого, что ему прикрыли ограничения, то я бы заявил, что управление ликвидностью у него нехорошее, – отмечает он. – В случае если взглянуть на совокупность в целом, то на МБК приходится только 4-5% активов. В случае если же у какого-либо банка 50% активов приходится на МБК, то появляется вопрос, нужен ли банковской совокупности таковой банк». По оценке г-на Лепетикова, у банков первой много часть МБК в активах вряд ли превышает 25%. «МБК обязан употребляться лишь как один из инструментов корректировки ликвидности, – говорит Дмитрий Лепетиков. – А если ты все время сидишь на межбанке, то рискуешь в следствии какой-нибудь случайности остаться без денег».

Но, Екатерина Трофимова отмечает, что сейчас большая часть банков стали значительно более зависимыми от рынка МБК. «Одномоментный скачок ставок не повлечет важных последствий – рынок весьма ликвидный, – говорит аналитик S&P. – Но за последние три года важность операций на МБК без шуток выросла, и по сей день зависимость банков от МБК велика».

Еще один риск утраты ликвидности для финансовой системы связан с вероятным оттоком вкладчиков. Согласно точки зрения Дмитрия Лепетикова, скандал с «Содбизнесбанком» чуть ли способен подорвать доверие граждан к банковской совокупности в целом: вкладчики изначально знали, на что шли, поскольку банк предлагал высокие ставки по депозитам. С ним соглашается Екатерина Трофимова. «В последние два года наблюдалась весьма хорошая динамика роста вкладов, – отмечает она. – Не пологаю, что имеется основания сказать о возможности перелома данной хорошей тенденции».

Но теоретически переток денег с рублевых вкладов в наличную валюту вероятен и по второй причине – в том случае, если рубль опять начнет падать относительно доллара. В частности такие возможности предрекали аналитики по окончании трансформации курсовой политики ЦБ. Согласно их точке зрения, привязка рубля к корзине валют может привести к некоему ослаблению рубля к доллару США.

Согласно точки зрения Дмитрия Лепетикова, это скорее может привести к оттоку вкладов с рублевых квитанций на валютные: так как само по себе упрочнение американского доллара чуть ли даст громадную доходность, чем банковский депозит.

«Уровень информированности вкладчиков низкий, и ожидать, что на их настроения смогут воздействовать столь узкие трансформации монетарной политики, было бы преждевременно, – соглашается Екатерина Трофимова. – Помимо этого, русский вкладчик достаточно инертен и наблюдает на некоторый тренд. Американский доллар падал в течении 6-8 месяцев, и в случае если случится некая коррекция либо кроме того стабилизация, это одномоментно не приведет к перекладыванию в доллары США». Но, отмечает она, в случае если политика ЦБ в какой-то момент окажется направленной на рост цены американского доллара, тогда переток средств граждан в доллары США не исключен.

Но, отмечает она, пока то, что делает ЦБ, направлено на стабилизацию курса, а не на трансформацию тенденций. Справедливости для направляться упомянуть еще одну – достаточно экзотическую – идею, обсуждаемую участниками рынка. Согласно точки зрения некоторых из них, «обрушение» нескольких банков и, как следствие, переход вкладчиков на наличную валюту смогут оказать помощь ЦБ добиться «политического» целевого показателя по упрочнению рубля к корзине валют на 7% в 2004 г. Так как при сохранении нынешних тенденций, в соответствии с последним прогнозам Министерства экономики, рубль за год может укрепиться не на 7%, а на 9,7%.

В любом случае, какая бы из теорий ни была верной, нынешняя обстановка говорит отнюдь не о силе российского финсектора. «Все происходящее еще раз подтверждает отечественное вывод о том, что российский рынок весьма подвержен разнообразные слухам и что «риск случая» в Российской Федерации довольно большой, – говорит Екатерина Трофимова. – Слухи, события с лицами либо организациями, которые связаны с любым русским банком, смогут повлечь за собой негативные последствия для этого банка. И потому, что банки оказываются слабо защищенными (и денежно, и юридически), последствия смогут быть сверхтяжелыми для любого банка и в любой ситуации – при претензий со стороны страны, проблем у собственников либо больших клиентов». Слабо защищенными банки делают, в первую очередь, мелкий размер, высокая фрагментированность рынка, непонятная и непрозрачная структура собственности, весьма концентрированная клиентская база – причем как по активам, так и по пассивам.

И это далеко не полный список. «Все это приводит к тому, что при определенных событиях банки выясняются весьма уязвимыми и неспособными противостоять негативным влияниям, – говорит аналитик S&P. – Для малых банков эти риски посильнее выражены, но это не означает, что от них застрахованы большие банки. Это лишний раз говорит о необходимости реформирования сектора, в котором присутствует огромное количество небольших банков».Сердитое бессилие ЦБ

RBC daily

Также читайте:

Ждет ли Россию банковский кризис?


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас: