Президентская структура не согласилась с законопроектом о банкротстве физических лиц

Закон о банкротстве физлиц внесен в правительство в первых числах Апреля, а в последних числах Мая возвращен в Министерства экономики на доработку. По версии Министерства экономики, процедуру банкротства может инициировать кредитор либо сам должник, если он не может в течение шести месяцев платить по долгу более чем 100 000 руб.

В случае если должник не выполнил замысел реструктуризации (может продолжаться до пяти лет), его ожидает распродажа имущества. При соблюдении замысла должник делается свободным от долгов. В случае если размер конкурсной массы менее 100 000 руб., а требования кредиторов не удовлетворены, должника смогут признать заведомым банкротом.

Становиться банкротом возможно раз в пять лет.

Совет по кодификации гражданского законодательства при президенте уверен в том, что неплатежеспособности не хватает, дабы должник заявил себя банкротом. Нужно, дабы соблюдался и принцип «неоплатности», в то время, когда долг больше, чем цена имущества должника.

У банков будет меньше стимулов договариваться о реструктуризации долга, раз принцип неоплатности разрешит им отказать должнику в банкротстве, говорит заместителя начальника отдела Министерства экономики Антон Косяк, а затраты на оценку имущества снизят размер конкурсной массы.

Цена квартиры должника практически в любое время будет больше долга, так что банк сможет отказать практически всем должников в банкротстве, думает глава «Конфоп» Дмитрий Янин, а это противоречит социальному смыслу закона.

Совет при президенте вычисляет неоправданным и изменение списка имущества, которое нельзя изъять у должника. Министерства экономики расширило его для банкротов: у должника остается 25 000 руб., бытовая техника на 30 000 руб., предметы обрядов и культов на 15 000 руб., продукты на сумму трех прожиточных минимумов, опытное оборудование (у таксиста — автомобиль). Список нужно сохранить, это преимущество банкрота перед должником, не выполняющим судебных вердиктов, уверен замдиректора департамента корпоративного управления Дмитрий Скрипичников.

Мировая практика предусматривает сохранение у банкрота не только жилья, но и приемлемого уровня судьбы, говорит Янин, кроме того денег на билеты в кино и DVD -дисков. Сужение перечня нужно, считает генеральный директор «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева, в противном случае кредитору нечего будет забрать у банкрота.

Также читайте:

Увеличение конкурсной массы, признание сделок недействительными


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас: