Погадаем на нефтяной гуще?

Нефтяные стоимости обновили трехлетний максимум и, наверное, падать не планируют. Глава МВФ Кристин Лагард объявила, что ценовые рекорды на источники энергии смогут привести к новому спаду глобальной экономики. какое количество продлится нефтяное "счастье", и что нам делать по окончании "апокалипсиса" — обозреватель Bigness выяснял у специалистов.

Глава МВФ Кристин Лагард уверена, что увеличение стоимости одного бареля нефти может стать основной угрозой для глобальной экономики. Об этом она сказала в ходе брифинга во вторник, и ее вывод разделяют многие западные специалисты, отмечая, что объективных факторов для удорожания нефти на данный момент нет.

"Примечательно, что Саудовская Аравия увеличила добычу практически до десяти миллионов баррелей в сутки, из Ирана не было новостей, каковые содействовали бы увеличению стоимости одного бареля нефти. Но они повышаются . По марке WTI мы на самом верху диапазона. Я думаю, повышение нефтедобычи экспортерами ОПЕК имеет и обратную сторону — это указывает сокращение резервных мощностей.

Я думаю, предстоящий рост стоимостей может привести к замедлению американской экономики, тогда и стоимость бареля нефти упадут", — цитирует Bloomberg американского трейдера Айру Экстина.

Фактически, уже на данный момент имеется предпосылки для важной коррекции нефтяных котировок. Китай, вторая экономика мира, признал замедление собственного развития. В случае если та же участь постигнет вторых гигантов глобальной экономики, возможность повторения сценария 2008 года, в то время, когда в считанные месяцы цены упали с 146 долларов за баррель до 36, быстро повысится. Как это быть может, обозреватель Bigness поинтересовался у аналитика инвестиционной компании "Баррель" руководителя и Анны Анненковой аналитического управления Фонда национальной энергобезопасности Александра Пасечника.

Специалисты сошлись во мнении, что ожидать падения стоимости одного бареля нефти в скором будущем не следует.

"Стоимость бареля нефти на данный момент на трехлетнем максимуме. И рост вероятнее продолжится, по причине того, что они взлетели в коррекции и февраль не было. на данный момент цель роста в среднесрочной возможности — исторический максимум, уровень в 140-150 долларов за баррель.

В долговременной возможности вероятен рост и до 180", — отметила Анна Анненкова.

Ей вторит Александр Пасечник: "Конъюнктура на данный момент такова, что предпосылок понижению мировых стоимости одного бареля нефти нет. В случае если мы взглянуть на государства-производители не нефти, на арабский мир, то бюджет этих государств уже верстаются из расчета более ста долларов за баррель. на данный момент отыскан определенный компромисс между покупателями и производителями. К тому же в нынешние стоимости заложена военная премия, потому, что напряженность на Ближнем Востоке некуда не убежала.

В случае если же влияние этого фактора ослабнет, неизменно имеется эффект привыкания, тогда цены именно придут к уровням 100-110 долларов".

Но он совсем не согласен с западными аналитиками, каковые предрекают новый спад глобальной экономики из-за нефтяных рекордов.

Просматривайте кроме этого: Как оценить риски "нефтяного шока"?

"Заявления европейских политиков, что большие стоимость бареля нефти смогут ввергнуть мировую экономику в рецессию, это спекуляции. При резком кратном увеличении это было бы вероятным, но при нынешнем поступательном ходе — вряд ли. До начала войны против Ирана всплеска стоимостей не будет.

Они смогут последовать, но по крайней мере до осени будет определенная стабилизация, по причине того, что в Соединенных Штатах на данный момент избирательная кампания. У Б. Обамы в полной мере конкурентоспособная позиция, и вести войну ему ни к чему. В отличие от его оппонентов, того же Ромни, каковые выступает за операцию, за сценарий "быстрой" войны в коалиции с Израилем, считает эксперт Фонда энергобезопасности.

К тому же большие стоимость бареля нефти поддерживают и фундаментальные факторы, отметил Александр Пасечник, потому, что все время увеличивается себестоимость добычи. Классические промыслы иссякают, приходится идти на шельф, добывать вязкую нефть из битумных песков, — все это провоцирует удорожание сырья.

Ресурсная база неспешно вырабатывается во всем мире, наибольшие нефтедобытчики деятельно ищут новые месторождения. Этим позван их интерес к русскому арктическому шельфу, о скорой разработке которого говорят уже пара лет. Но это до тех пор пока дело будущего.

А вот как выработана нынешняя ресурсная база у нас? Не угрожает ли нам понижение нефтедобычи, которая на данный момент стабилизировалась недалеко от 500 миллионов тысячь киллограм?

"В том, что касается отечественных запасов, в колокол бьют уже года три. Если бы не Ванкор и Сахалин, у нас началось бы понижение еще в 2009 году. на данный момент у нас неизменно маленький рост,но он происходит на фоне постоянного падения в отечественной главной нефтегазовой провинции — Западной Сибири. И это будет сказываться на валовых показателях и в итоге они начнут понижаться.

Сокращение может начаться уже в ближайшие два года. По причине того, что и Ванкор конечен, а ввод новых месторождений не сможет покрыть падения добычи на ветхих", — вычисляет аналитик компании "Баррель". И Арктика, в шельфе которой, по оценкам американцев, сокрыто до 20 процентов всех неисследованных запасов, не сможет в скором времени стать заменой Тюмени, уверена она.

"Все эти проекты вычислены на весьма долговременную возможность, это признают все эксперты. Все заявления популистов с трибун, что вот мы через два года Штокман начнем, все это ерунда. По причине того, что кроме того у норвежцев, каковые имеют большой опыт в разработке шельфа как раз в северных водах, нет таких разработок, каковые будут трудиться в условиях Штокмана. Он значительно севернее, в том месте значительно сложнее условия. Это весьма технологически емкий проект.

Так что беседы об Арктике — это не раньше, чем лет через десять. Так что стоит ожидать снижения темпов добычи. В случае если же мы желаем сохранить ее количество на нынешних уровнях, то следует сделать упор не на экстенсивном расширении, а заняться увеличением коэффициента извлечения, что у нас всего 0,3.

Для сравнения, в Соединенных Штатах он равен 0,5, в Норвегии 0,7. В случае если мы повысим данный показатель хоть на одну сотую, до 0,31, то это будет равноценно открытию нового большого месторождения", — поведала обозревателю Bigness Анна Анненкова.

Фактически, в случае если учесть средний уровень в 500 миллионов тысячь киллограм, то одна сотая — это ни большое количество ни мало — пять миллионов тысячь киллограм в год.

"Так что на данный момент необходимо вкладываться в науку, ка это делает РИТЭК, дочка Лукойла. А стимулировать предприятия на это должно государство. Тогда мы сможем удержать нынешнюю планку без всякого шельфа.

Еще один путь — передавать маленькие месторождения, не занимательные мэйджорам, средним и небольшим разработчикам, — добавила собеседница отечественного издания.

Просматривайте по теме: Куда отправится денежное сафари?

Но в этом моменте с ней в корне не согласен Александр Пасечник: "У нас в Российской Федерации с ресурсной базой неприятностей нет. По причине того, что в случае если мы берем арктические месторождения, дальневосточные помыслы, Восточную Сибирь, то в том месте имеется и газ и нефть, и в изрядных количествах. Недостатка нет. Имеется интерес компаний к определенным провинциям, где имеется какая-то инфраструктура, где проходит, к примеру провод "Восточная Сибирь — Тихий океан".

Все это оценивается".

Он уверен в том, что об обеспеченности мэйджоров ресурсами возможно делать выводы по конкурсами, каковые выполняют Роснедра. Многие из них выясняются несостоявшимися, по причине того, что предлагаемые компаниям месторождения им не занимательны.

"До тех пор пока что их интересуют лишь большие месторождения, стратегического характера, а это значит, что недостатка сырья нет. В противном случае бы наблюдалась настоящая борьба за каждые запасы. Пока же борьба отмечается лишь за право разрабатывать стратегические площадки, такие как Требса-Титова, Имилорское и другие", — отметил специалист

Но этому необыкновенному интересу к "стратегическим" запасам возможно и второе объяснение. Легко до тех пор пока дешевле отыскать большие месторождения за границей чем вкладываться в более скромные по размерам отечественные. И это признает Александр Пасечник.

"Да, необходимо отметить данный тренд — "игра в глобальность". Все отечественные нефтедобытчики, и частные и национальные (национальные кроме того больше) стремятся на зарубежные рынки, стараются вкладываться в какие-то вызывающие большие сомнения достаточно проекты в государствах с неустойчивыми политическими режимами. Венесуэла и Тут, и Ливия… И в то время, когда у тебя в собственной стране достаточно "гринфилдов" (greenfield — новый проект, в отличие от уже находящегося в развитии (brownfield) — Ред.), то таковой подход думается не совсем рациональным.

Понятное дело, что тут не обошлось без политики, однако необходимо мочь расставлять приоритеты", — сетует аналитик Фонда энергобезопасности.

Надежды на развитие отрасли он связывает, не с зарубежными проектами, а с освоением российского арктического шельфа.

"Арктика — район перспективный, его освоение уже закладывается в стратегические замыслы компаний, той же "Роснефти" в альянсе с ExxonMobil. Логика тут понятна, потому, что у отечественных компаний нет достаточного технологического потенциала, потому нужно завлекать западных мэйджоров", — пояснил Александр Пасечник.

Однако он затруднился спрогнозировать, в то время, когда возможно взята первая шельфовая нефть: "Ориентиры смещаются. В 2008 году говорили, что в 2015-м — 2020-м. на данный момент уже 2012-й. Минимальный срок любого для того чтобы проекта — пять лет.

Дабы добывать на шельфе, необходимо сперва выстроить буровые платформы. Так что я не пологаю, что мы возьмём нефть раньше 2020 года".

Но, в случае если делать выводы по темпам развития первого арктического шельфового проекта — Приразломного месторождения в Печорском море — то эти оценки стоит признать очень оптимистичными. Изначально предполагалось, что первую нефть на нем возьмут в 2007-2008 годах. В это же время оно до сих пор не открыто. И время играется против разработчиков.

До тех пор пока строили буровую платформу на месторождении, она уже морально устарела. Однако в сокращение уровня добычи у нас он не верит.

Ранее мы писали: "Роснефть" и "Итера" создают собственный "Газпром"

"Насыщение, само собой разумеется, существует, данный барьер в 500 миллионов тысячь киллограм, ориентир, что озвучивало Минэнерго, плюс-минус пять-десять миллионов, в ближайшие десять лет будет стабилен. Не пологаю, что будет значительная просадка, по причине того, что так же, как и прежде компании собираются вкладывать значительные средства в повышение добычи. Само собой разумеется, падает добыча на ветхих месторождениях, так что локальный минимум вероятен, но он будет незначителен. Так же "Роснефть" за счет Ванкора в ближайшие пять-десять лет будет вытягивать фактически всю русского нефтянку. И другие компании также озабочены приростом, все собираются наращивать производство, и я думаю, они с данной задачей справятся.

В случае если мы посмотрим головые отчеты, то все показывают рекордные доходы, и эти средства смогут в полной мере идти среди них и на развитие промысловых баз", — поведал специалист обозревателю Bigness.

Тут прямо напрашивается вопрос: но отправятся ли? И Александр Пасечник должен признать, что это совсем не факт: такие компании, как ТНК-BP, к примеру, увлекаются выводом средств. И практически вся ее чистая прибыль идет в карман акционеров.

Не смотря ни на что, но в стратегии наибольшей личной нефтяной компании России прямо заявляется о намерении вкладывать большие средства в проекты за пределами нашей страны, в Ираке, на Каспии. И в чем аналитик уверен твердо, так это в том, что с нефтяной иглы отечественная экономика слезать не планирует.

"Все беседы о снятии нефтяной зависимости, российского нефтяного проклятия — все эти спекуляции не в полной мере уместны. Мы — ресурсная страна. Как мы реализовывали нефть за предел, так и будем реализовывать.

И в прошедшем сезоне часть ТЭКа в экспорте опять выросла. Другими словами нефтегазовая зависимость у нас не значительно уменьшается, а растет. Часть настоящего сектора все ниже. Так что отечественная зависимость от всемирный конъюнктуры некуда не убежала. на данный момент она благоприятна, но при каких-то потрясений мы все утратим.

И нужно будет тратить стабилизационные фонды".

Как тут не отыскать в памяти обстановку летом 2008 года, в то время, когда аналитики предрекали к новому году 200 долларов за баррель. Тогда нефтяные котировки упали до 50 американских долларов, действительно, сейчас подобный апокалипсис вряд ли повторится. Так, British Petroleum в собственных отчетах отмечает полуторапроцентный прирост ежегодно, и предпосылок к понижению потребления энергоносителей нет.

И нефтяное счастье еще продлится какое-то время. Но сани, как мы знаем, необходимо готовить все-таки летом.

Также читайте:

Гадание на Кофейной Гуще: Заглянем в Чашку и в Будущее?


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас:

  • Падение нефтяных цен — не повод для паники

    Стоимость бареля нефти утратили практически 60% за 4 месяца. Но специалисты вычисляют цену, установившуюся около $50 за баррель, в полной мере адекватной экономическим параметрам предложения и…

  • Батьке захотелось нефтяной экзотики

    Александр Лукашенко уже не знает, что еще такое придумать и куда податься, дабы доказать Москве ее независимость и самодостаточность Белоруссии от русского нефти. Сейчас он решил искать…

  • В битве ФАС и нефтяных компаний проиграют карманы граждан

    ФАС снова угрожает нефтяным компаниям штрафами за завышенные цены на горючее. Но специалисты сомневаются, что цена на бензин должны падать пропорционально цене на нефть. Да и из-за чего бы не…

  • Америка придумала, как сократить нефтяную зависимость

    Резкое повышение производства этанола разрешит сократить зависимость от импорта нефти. К такому выводу пришла администрация белого дома. Переход на биологическое топливо, наверное, делается…

  • Нефть ждет скорое дефицитное будущее

    Мир движется к катастрофическому энергетическому кризису . Недостаток нефти будет ощущаться все посильнее, начиная уже с 2010 года, считает основной экономист МЭА Фатих Бироль. Ажиотажный спрос…