Отторжения не будет

ФМБА формирует банк кожи, которую при пересадке иммунная совокупность больных будет принимать как собственную

Фото: TASS/DPA/Jens Bittner

Ученые ФНКЦ физико-химической медицины (подразделение Федерального медико-биологического агентства) создали разработку неестественного выращивания кожных покровов с пониженной иммуногенностью. Такие препараты пользуются спросом для экстренного лечения ожоговых больных. По окончании прохождения испытаний и начала массового производства препарата будет создан федеральный банк кожи. Согласно статистике, в Российской Федерации каждый год фиксируется около 300 тыс. случаев термических и химических ожогов.

Это образовывает 6,67% от всех случаев поверхностных травм.

— Один из отечественных проектов — это подготовка образцов либо препаратов кожи, каковые будут владеть низкой иммуногенностью, — пояснил «Известиям» председатель совета директоров ФНКЦ ФХМ Вадим Говорун. — Современные генно-клеточные разработки разрешают вырастить кожу, не вызывающую иммунного ответа. Препарат изготавливается из клеток одних людей, а лечить будет вторых, не приводя к организмом. Так мы сможем избежать главную проблему, появляющуюся при трансплантации органов.

Выращенные нами трансплантаты не распознаются организмом как чужие. Они ничьи.

По словам Вадима Говоруна, замороженные препараты кожи смогут храниться весьма долго. По окончании разморозки в культуральной среде клетки оживают, и кожа делается пригодной для пересадки. Препараты кожи с пониженной иммуногенностью нужны в первую очередь для экстренных случаев.

К примеру, для ожоговых больных, в то время, когда нет времени на выращивание трансплантатов из клеток самих больных либо нет возможности пересадить больному его собственную кожу.

Центр ставит перед собой задачу наладить производство препаратов таковой кожи впрок —дабы она хранилась в замороженном состоянии и, как любой препарат, по мере необходимости, к примеру при поступлении ожоговых больных, была скоро доставлена на место. Работа над препаратом ведется интенсивно. К середине 2017 года ФНКЦ ФХМ будет создан банк, в котором будут храниться образцы неестественной кожи.

— Применение на практике начнется с проведения клинических изучений. Сейчас мы ожидаем, что Минздрав РФ создаст нормативные акты к закону «Об обращении биомедицинских клеточных продуктов», — сообщил Вадим Говорун.

Заведующий лабораторией биомедицинских разработок ФНКЦ ФХМ Сергей Киселев растолковал, что для изготовления неиммуногенного препарата простые клетки кожи, забранные у донора, подвергаются процедуре репрограммирования — другими словами возвращаются в эмбриональное состояние. Именно поэтому клетки продолжительное время остаются пригодными к предстоящей работе. Понижение иммуногенности препарата достигается за счет инактивации отдельных генов.

— Я пока не знаю реализованных у нас либо за рубежом аналогов отечественной разработки, — добавил Сергей Киселев. — Зарубежные сотрудники ведут работы по созданию таких препаратов, но до испытаний также еще не дошло.

на данный момент на практике используется пара разработок производства трансплантатов кожи, поведала «Известиям» заведующая научной лабораторией трансплантации клеток и иммунотипирования НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Наталья Боровкова.

Первая — это препараты донорской кожи, высушенной особенным образом для долгого хранения. Ею возможно прикрыть поврежденный участок, но на ограниченное время, поскольку из-за чужих клеток начинается отторжение. Вторая разработка — так именуемые дермальные матриксы.

Это кожа, очищенная от клеток (как раз они приводят к отторжению), но сохранившая все внеклеточные структуры. Такая повязка может значительно продолжительнее закрывать рану.

— При лечении поверхностных ожогов кроме этого употребляются препараты из коллагена — белка, что присутствует в коже человека. В случае если сказать о клеточной терапии, то предпочтение отдают фибробластам (это главные клетки соединительной ткани). Их подсаживают на рану и в большинстве случаев используют в комбинации с коллагеновыми повязками либо дермальным матриксом, — уточняет Наталья Боровкова.

Начальник ожогового отделения Склифа Сергей Смирнов пояснил «Известиям», что пересадка кожи требуется каждому второму ожоговому больному. Это зависит от глубины ожогов — любой глубочайший ожог испытывает недостаток в пересадке. Для таковой процедуры значительно чаще употребляется кожа самого больного.

Но бывают случаи, в то время, когда у больного нежелательно либо нереально забрать донорский материал, к примеру при громадном проценте повреждений.

— У нас на данный момент уже три месяца лежит больной с глубокими ожогами — 70% кожного покрова. И лишь день назад мы сделали ему последнюю пластику собственной кожи, по причине того, что приходилось многократно брать материал с одних и тех же участков и любой раз ожидать, пока они заживут. И этому больному весьма повезло, по причине того, что выжить с этими повреждениями ему разрешило весьма крепкое здоровье, отсутствие сопутствующих болезней и юный возраст, — сообщил Сергей Смирнов.

По словам доктора, в отношении ожоговых больных существует «правило много»: в случае если сложить процент повреждений и возраст больного и сумма окажется около 100 и больше, то прогноз на выздоровление вызывающий большие сомнения.

Чужая донорская кожа для трансплантации не используется из-за неизбежного отторжения. В крайнем случае выращивают трансплантат из клеток кожи самого больного. Но на создание лоскута размером с ладонь требуется 3–4 семь дней.

Также читайте:

22 Не бойтесь отторжения


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас: