Иностранные инвесторы никогда не откажутся от России

Россияне стали намного более оптимистичны в оценках собственного экономического будущего, а, следовательно, и возможностей развития страны. Неспешно приходит осознание того, что Российская Федерация легко весьма богата. Ее ненавистники всегда твердили обратное, пугая тем, что в Россию «страшно инвестировать», тут «посадили Ходорковского», «прогнали Гуцериева», но эти махровые политизированные лозунги не имеют ни мельчайшего подобия с настоящей экономической обстановкой.

Сейчас Российская Федерация предоставляет зарубежным инвесторам очень благоприятные условия, чем они обширно пользуются. Не потом как в среду, на 12-м совещании Российско-американского тихоокеанского партнерства (РАТОП) в Южно-Сахалинске, вице-президент Exхon Neftegas Джим Тейлор победно рапортовал о планах компании и грандиозных достижениях в Российской Федерации.

Он утвержает, что Exхon полным ходом подготавливается к разработке месторождений Одопту и Аркутун-Даги в ходе проекта «Сахалин-1» (приблизительно 307 млн тысячь киллограм нефти и 485 млрд кубов газа), причем прямая польза России от реализации первой стадии проекта составит аж $50 млрд, ВРП Сахалинской области к 2010 году увеличится в 3 раза, создано не меньше 1 тыс. новых рабочих мест и т.д. И по большому счету, проект «Сахалин-1» «открывает путь для экономического сотрудничества России и США», которым «отечественные державы гордятся».

Ясно, что эта «соловьиная песнь» спровоцирована отнюдь не «романтизмом народовластия», и не красотами российского Дальнего Востока. Куда более большую роль играются котировки акций Exxon Neftegaz ЛТД, часть которого в проекте образовывает 30%, и иные мысли. К примеру, о пользах перераспределения финансовых потоков проекта, реализуемого по скорректированной, но устаревшей схеме соглашения о разделе продукции (СРП) времен 1990-х, в соответствии с которой Российская Федерация начинает приобретать собственную долю прибыли от эксплуатации национальных природных ресурсов только лишь по окончании того, как инвесторы компенсируют личные затраты.

Западные компании ни при каких обстоятельствах не упускали таковой фантастической возможности обогащения: согласно данным Минпромэнерго на сентябрь 2006 года, неспециализированные затраты по трем действовавшим СРП в Российской Федерации («Сахалин-1», «Сахалин-2» и Харьягинское СРП — оператор Total) В первую очередь реализации составили $18,2 млрд., но в бюджет РФ перечислено всего $407,7 млн.

Не говоря уже о том, что СРП предполагает освобождение инвесторов от большей части налогов, схема формирует условия для раздувания расходной части проектов до немыслимых размеров. В частности, не упоминая небольшие махинации на уровне региональных менеджеров, возможно указать лишь на то, что, в сентябре 2006 года оператор «Сахалин-2» Sakhalin Energy «настойчиво попросил» расширить смету проекта с $12 млрд до $20 млрд. Это означало большой рост возмещаемых страной затрат по проекту и отсрочку получения Россией доходов от него.

На этих проблемах в 2006-м – начале 2007 года и погорели коллеги Exxon из Royal Dutch/Shell. Они сперва взяли санкции Росприроднадзора за недобросовестное отношение к русскому окружающей среде, а позже вынуждены были вместе с японскими партнерами Mitsui и Mitsubishi реализовать контрольный пакет (50%+1 акция) в проекте «Сахалин-2» Газпрому за $7,5 млрд.

В это же время, Exxon , по-видимому, извлек уроки из провала Shell , потому, что кроме того весенняя проверка Росприроднадзора обошлась для него без катастрофических последствий, не обращая внимания на то, что ранее эксперты-геологи отмечали, что у Exxon Neftegas (оператора «Сахалин-1») те же неприятности с загрязнением, что и у Sakhalin Energy («Сахалин-2»).

На ноябрь 2006-го компания пробовала направляться тактике Shell : в случае если к концу первого полугодия в проект было инвестировано $6,6 млрд, то фактические доходы России от его реализации составили только $150 млн. В апреле 2007 года Exxon кроме этого удалось пробить увеличение и перерасчёт сметы капитальных затрат по проекту с $12,8 млрд (в стоимостях 2002 года) до $17,8 млрд (в стоимостях 2005 года).

Для Exxon это указывает невиданные барыши от русских преференций. Исходя из этого начальник проекта Джон Тейлор, разумеется, молится на то, дабы с экологией около разработки Exxon было все в порядке, относительно адекватно вычисляет затраты, обещает России пользы более $50 млрд (действительно, растянутые до 2045 года), а также смирился с ограничениями на добычу нефти.

Не обращая внимания на бессчётные «неприятности согласия» в новой для РФ схеме СРП и озвученное ассистентом главы Российской Федерации Игорем Шуваловым вывод о желательности перехода участников СРП в «национальный режим», МЭРТ в свое время объявило, что Российская Федерация не собирается разрывать действующие соглашения о разделе продукции, не смотря на то, что новые СРП заключать, вероятнее, не станет. И это – не обращая внимания на то, что в западной прессе уже давно осуждают аппетиты семь дней в Российской Федерации: британская Guardian приводила вывод Адама Ландеса, эксперта по анализу нефтегазовой отрасли Renaissance Capital, что говорит об «унизительном для России» характере сделок по СРП.

Само собой разумеется, в Российской Федерации кроме этого производят перерасмотрение разные нюансы СРП. В августе Минприроды предложило вносить требование по формированию перерабатывающих мощностей в сами лицензионные соглашения на разработку наибольших месторождений, другими словами практически обеспечивать, что инвестиции и бюджетные затраты РФ не будут разворованы, а отправятся в настоящее постройку. Владимир Владимирович Путин одобрил эту инициативу.

Но эти вмешательства страны перевешиваются одним — огромным потенциалом русского рынка, умноженным на высокую цену и экономический рост нефти. Отдача от инвестиций в Российской Федерации, согласно точки зрения начальников некоторых ТНК, и по сей день в разы больше, чем в развитых государствах либо кроме того в Восточной Европе.

Более того, 4-7 сентября делегацию Минприроды РФ пригласили в Соединенных Штатах, где ее просят «разжевать» большим инвесторам, заинтересованным в природоресурсном секторе русском экономики (в лице «мегафондов» Capital Research , American Century , Fidelity , UBS , State Street , Wells capital , Victoria Asset какое количество ), соответствующие изюминки русского законодательства.

Данный растущий интерес к Российской Федерации разъясняется тем, что у большинства ТНК нет альтернатив не считая сотрудничества с российской федерацией. Так как на долю России приходится, по различным оценкам, порядка 45% мировых запасов газа, 13% нефти, 23% угля, и еще большая часть углеводородов арктического шельфа (25% мировых запасов), на что страна предъявляет собственные права.

Кроме того по оценкам специалистов Мирового банка (ВБ), в плане обеспеченности одним лишь органическим горючим Российская Федерация — самая богатая страна и в G8, и в мире: суммарные запасы всех нужных ископаемых России оцениваются в $10 трлн (для сравнения: запасы нужных ископаемых Китая ВБ оценивает в $0,7 трлн.). Согласно точки зрения же российских специалистов, оценка ВБ природно-ресурсного потенциала России занижена приблизительно на порядок; лишь потенциальная сокровище запасов российского газа оценивается в $9,2 трлн., углей и сланцев – в $6,6 трлн., конденсата и нефти – в $4,5 трлн.

Наряду с этим в случае если в мире уже к 1990 году было извлечено 18% мировых ресурсов нефти и 13% газа, то для России эти цифры составляли, соответственно, 12% и 3%, что показывает ее высокую потенциальную энергообеспеченность.

Исходя из этого, не обращая внимания на громкие кампании информационных войн в западных СМИ, обвиняющих РФ в «тоталитарном, недемократичном и нерыночном» подходе к открытию экономики РФ для зарубежных инвестиций, в действительности, не обращая внимания на то, что мы обучились вычислять собственные деньги, чужестранцы всеми силами держатся за участие в больших и очень прибыльных русских проектах.

К примеру, сейчас у British Petroleum (ВР) уровень возобновляемости запасов нефти (отношение разведанных запасов к количествам добычи) не смотря на то, что и оставался хорошим (более чем 100%), достигался только за счет российско-британской компании ТНК-ВР – без этих резервов показатель ВР был бы только 34%.

Кстати, в очередь в Россию выстраиваются не только нефтяные, но и другие ТНК: кроме того таковой консервативный и гордый монополист, как фаворит мирового рынка алмазов — компания De Beers уже рассчитывает до конца 2008 года приступить к поиску алмазов в Российской Федерации в рамках СП с «Алроса». Кроме того цена пшеницы на Чикагской фондовой бирже зависит сейчас от предпочтения импортеров брать ее в Российской Федерации, а не в Соединенных Штатах.

Инвестиционная популярность России прекрасно иллюстрируется статистическими данными: лишь в течение последних трех месяцев 2007 года прямые зарубежные инвестиции в Российской Федерации выросли в 2,5 раза, а сумма накопленных инвестиций превысила $150 млрд. Опрос зарубежных инвесторов, подготовленный консультативным советом по зарубежным инвестициям (FIAC) для МЭРТа в 2006 году продемонстрировал, что в случае если в 2005 году 71% опрошенных хотели инвестировать в Российской Федерации, то в 2006-м оптимизм стал фактически общим — уже 91% планировало увеличивать вложения в экономику.

Экономические показатели РФ только усиливают уверенность инвесторов: лишь с 2000-го по 2006-й годы Российская экономика в долларовом исчислении утроился, количество фондового рынка вырос с 11% до 90% ВВП, Российская Федерация преодолела «психотерапевтический предел», превзойдя в январе 2006 года года и 1990 уровень.

Исходя из всех этих фактов, возможно с уверенностью спрогнозировать, что при сохранении «курса Путина» в русском экономике, зарубежные инвесторы ни при каких обстоятельствах не захотят покинуть Россию без внимания.

Александр Радугин

Также читайте:

Инвесторы не понимают правил игры в России (13.04.16)


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас: