И в Российской империи были бизнесмены

Ко времени петровских реформ Российская Федерация представляла собой слаборазвитое аграрное государство, где экономика носила полунатуральный темперамент. Производство не игралось в ней значительной роли, обслуживая в первую очередь потребности царского двора. Для радикальных изменений потребовался неутомимый преобразовательный гений Петра Великого.

Разнообразные промыслы деятельно развивались в Российской Федерации со времен падения монгольского ига. Но до промышленного уровня они, само собой разумеется не дотягивали. Не изменилась обстановка и с возникновением первых мануфактур, каковые раскрывались по инициативе страны. Еще в шестанадцатом веке появляется Пушечный двор, приблизительно тогда же появляется Оружейная палата.

Но эти фирмы делали только казенные заказы, и потому разглядывать их как пример товарных рыночных производств Нового времени запрещено. Все эти "дворы" были нерентабельны и имели возможность существовать лишь в условиях замкнутого национального хозяйства.

В следующем столетии появляется казенная текстильная мануфактура — Хамовный двор, пара лет просуществовал Бархатный двор. Но его продукция была хуже качеством, чем заграничные ткани, да и стоила она дороже. По той же причине не прижились при столичном дворе созданные при Алексее Михайловиче шелковая и суконная мануфактуры.

На всех этих фирмах трудились крепостные крестьяне. Деятельно формировавшее со второй половины XVI века крепостное право, совсем зафиксированное Соборным уложением 1649 года, затрудняло формирование третьего сословия по западноевропейскому примеру, которое было двигателем торговли и промышленного развития.

Большая часть свободного люда в Российской Федерации не обладало нужными денежными ресурсами для начала собственной экономической деятельности, а вышедшие из крестьян купеческие семейства — Строгановы, Гурьевы, Светешниковы — показались еще до отмены Юрьева дня. Но и они, учитывая не сильный платежеспособность русских людей, ориентировались или на торговлю с чужестранцами, или на казну.

Тем более от нее зависели немногие зарубежные мануфактуры. Голландский торговец Андрей Винниус создал под Тулой пара железоделательных фабрик, каковые поставляли русской армии ядра, пушки, холодное оружие. Эти предприятия стали первыми в Российской Федерации, на которых употреблялся труд наемных рабочих, также, в большинстве случаев, чужестранцев.

Просматривайте кроме этого: И в Киевской Руси были предприниматели

Исходя из этого, в отличие от Европы, промышленность и торговля в Российской Федерации развивались не стихийно, а сверху — инициатором создания новых мануфактур выступала царская власть. Но она не стремилась к формированию свободного рынка, ей необходимо было обеспечить насущные национальные потребности — создание боеспособных флота и армии. К концу XVII века перед Россией стояли те же неприятности, что и во времена Ивана Грозного.

Так же, как и прежде не было доступа к незамерзающим морским дорогам, что самым пагубным образом сказывалось на внешней торговле.

Основанный в первой половине 80-ых годов XVI века Архангельск удачно справлялся с функцией перевалочного пункта для русского пушнины, но выступать в качестве стратегического порта скованный солидную часть года льдами город не имел возможности. А в таком порту страна отчаянно нуждалась, потому, что заточенные под армейские потребности казенные дворы не могли обойтись без заграничного сырья. Собственное металлургическое производство не справлялось с запросами армии, и железо приходилось импортировать из Швеции.

А сукно для стрелецких кафтанов завозили из Англии.

Военной слабостью Столичного царства пользовались кто хочешь. Не обращая внимания на отказ польских королей от притязаний на российский престол, они зарились на почвы восточного соседа. Полстолетия под Речью Посполитой был старейший русский город — Смоленск.

Отношения между Варшавой и Москвой особенно обострились по окончании присоединения к Российской Федерации Левобережной Украины в первой половине 50-ых годов XVII века.

Просматривайте по теме: Иран торопится на помощь стране пирамид

Довлела над страной и крымская угроза. Бахчисарайский хан, ставший подчинённым Турции, предпринимал регулярные походы на украинские и русские почвы. Дошло до того, что столичный правитель должен был выплачивать ежегодные поминки татарскому владыке, что ставило под сомнение его суверенные права.

Потому при европейских дворах Россию в полной мере обоснованно вычисляли державой "нестройной, необразованной и бессильной".

Практически, перед страной к концу XVII столетия оставались две альтернативы. Или превратиться в полуколониальное владение без права на независимую внешнюю политику, как это спустя полтора века случится с Цинским Китаем, или совершить модернизационный рывок и войти в число великих европейских держав. Шансов пойти по первому пути было куда больше — внешняя торговля уже была монополизирована британцами.

Но владевший взрывным характером юный царь Петр Алексеевич, утвердивший собственную единоличную власть по окончании смерти старшего брата Ивана во второй половине 90-ых годов XVII века, дать согласие на первый вариант не имел возможности. Но в условиях очень враждебного окружения реализовать второй возможно было лишь на штыках новой, организованной по западному примеру армии, и полупрофессиональное стрелецкое войско для этих целей не годилось. Потому, что громадной войны было не миновать, то как раз реформа армии стала катализатором экономразвития страны.

Как и его предшественники, Петр вычислял первостепенной задачей обеспечение выхода к незамерзающим морям, в первую очередь к Балтике. А это значит, что в очередной раз неизбежным становился конфликт со Шведским королевством, одним из сильнейших европейских стран того времени. В один момент Швеция главенствовала поставщиком железа в Россию.

А для победы над ее замечательно обученной армией железа требовалось большое количество, довольно много. Исходя из этого царь сделал ставку на ускоренное развитие собственного горнорудного производства. А до тех пор пока металла не хватало, не брезговал переплавкой на пушки церковных колоколов.

Это весьма интересно: Да здравствует страна на светодиодах!

Расширение тульских металлургических фабрик было поручено казенному оружейнику Никите Демидову. Но слава основанной им промышленной династии связана совсем не с этими ветхими промыслами. В 1702 году Петр I передает под его управление основанный годом ранее Невьянский завод на Урале.

Местная руда, существенно превосходившая по качеству как тульскую, так и олонецкую, к концу Северной войны перевоплотила доселе малоосвоенный Урал в основной промышленный центр империи, значение которого сохраняется до сих пор. А к середине XVIII века он преобразовывается в наибольший горнопромышленный регион мира, сделав Россию фаворитом тёмной металлургии — до 80 процентов тамошнего металла шло на экспорт.

Сначала все уральские фабрики принадлежали лишь Демидовым и казне. При Анне Иоанновне их постройкой занялись уральские первопроходцы торговцы Строгановы, примеру которых последовали Турчаниновы, Баташовы, Мосоловы. Так складывались известные русские промышленные семейства. Все они были выходцами или из крестьян, или из кузнецов-оружейников.

Родовая знать, за исключением Всеволожских и князей Голицыных, интерес к формированию отечественного горнорудного производства фактически не проявляла.

Однако, примером для организации работы на фабриках во многом служила как раз феодальная вотчина. Потому, что их продукция обслуживала потребности страны и не попадала на вольный рынок, то конкуренции и следовательно необходимости повышать экономическую эффективность собственных фирм российские горнорудные магнаты не знали. Базой производства был труд крепостных.

Совсем вторым методом пошло развитие российского текстильного производства. Стимулом для него также послужила Северная война. Необходимость противостоять на Балтике сильнейшему шведскому флоту, становление отечественных ВМС быстро повысили спрос на парусину.

Первые предприятия в данной отрасли также были казенными, но царёвы люди не сумели обеспечить продукцию нужного качества, исходя из этого текстильные мануфактуры скоро перекочевали под управление представителей купеческого сословия.

К концу царствования Петра Великого в стране насчитывалось 28 суконных, полотняных и шелковых фирм — 23 частных и пять казенных. Концентрировались они около ветхих ярославля и — текстильных центров Москвы. Сначала их продукция также шла по большей части на обеспечение потребностей страны и на экспорт, но уже при Екатерине II она выходит на внутренний рынок.

Это стало причиной тому, что именно в текстильной отрасли раньше всего случился переход к в основном наемному труду. Не смотря на то, что и часть посессионых (так именовали крепостных, прикрепленных к промышленному предприятию) рабочих оставалась внушительной.

Ранее мы писали: Оффшоры выйдут из сумрака?

Потребностями флота и армии было первоначально обусловлено и развитие вторых отраслей — химической, лесной, кожевенной. По большому счету, вынужденная милитаризация экономики в царствование Петра Великого, обусловленность ее развития национальными надобностями стали причиной формированию к ней соответствующего отношения. Экономические процессы стали восприниматься как что-то вторичное по отношению к военно-политическим факторам.

Выразителем данной точки зрения был Иван Посошков, создатель "Книги о скудости и достатке", пожалуй, первого в истории России экономического произведения. Он считал, что "ни воинству без купечества, ни купечеству без воинства не жить".

Фактически, при Петре так и было. Так как кроме того как отдельное сословие русского общества оно показалось по воле царя-реформатора. Все русские коммерсанты были Уставом Главного магистрата 1721 года объединены в две гильдии.

В первую входили большие негоцианты с правом зарубежной торговли, лекари, золотых дел мастера. Это были "граждане". Ко второй — "подлым гражданам" — относились ремесленники и мелкие торговцы. Лично подёнщики и свободные чернорабочие назывались "подлыми людьми".

Для защиты заинтересованностей промышленников была создана Мануфактур-коллегия. Особенную важность горнорудного производства для страны подчеркивало наличие отдельной — Берг-коллегии.

В то время, когда Петр Великий забрал бразды правления над страной в собственные руки, в Российской Федерации существовало около 30 плохоньких мануфактур. В год его смерти в империи насчитывалось по различным оценкам от 200 до 400 больших фирм самого различного профиля. На их помощь были направлены протекционистские, практически запретительные, меры таможенной политики правительства.

Но все они в той либо другой мере зависели от казны.

Упрочнению положения промышленников и особенно купцов содействовала состоявшаяся при Елизавете Петровне отмена внутренних пошлин. В далеком прошлом объединенная политически Российская Федерация лишь к середине XVIII века стала единым целым с экономической точки зрения. Всемерно содействовала усилению русского капитала Екатерина II.

В "Жалованной грамоте городам" она даровала купеческому сословию монопольное право торговать на территории России. При ней показался Ассигнационный банк, что начал выдавать долговременные ссуды под относительно маленькие проценты.

Просматривайте еще: Домохозяйка в Марокко — пережиток прошлого

Она же реформировала созданную Петром гильдейскую совокупность. При Екатерине Великой целый торговый люд начал подразделяться на три гильдии. В первую входили коммерсанты с капиталом не меньше десяти тысяч рублей. Они владели правом заграничной торговли, имели возможность обладать заводами и фабриками, иметь морские суда. Торговцы второй гильдии должны были иметь не меньше тысячи рублей.

Они кроме этого имели возможность развивать производство, но торговать имели возможность лишь в стране. Им разрешалось иметь речной флот. В третью гильдию вошли лавочники — ремесленники и мелкие торговцы, обладатели постоялых дворов и питейных заведений.

Членство в ней стоило 500 рублей.

Все купечество было высвобождено от рекрутской повинности и подушной подати. А торговцы первых двух гильдий — и от телесных наказаний.

Само собой разумеется, включение торгового люда в сословные рамки было выгодно в первую очередь влияниям, потому, что упрощало налогообложение. Но набиравшее движение развитие коммерческой деятельности все сложнее укладывалось в структуру сословного общества. Уже в начале XIX века монопольное право купечества на торговлю было подорвано так называемыми "торгующими крестьянами".

В большинстве случаев, это были крепостные, которых помещики переводили с барщины на оброк.

В начале царствования Александра I им разрешили вначале лавочную, другими словами розничную торговлю, а после этого и оптовую. В конце его правления крепостные взяли право заводить личные фирмы. Складывалась парадоксальная обстановка: лично зависимые промышленники стали обзаводиться собственными крепостными!

Так семья Гарелиных, крепостных фабрикантов графов Шереметевых, обладала собственным селом Спасским.

В правление Николая I в Российской Федерации появляются первые частные банки. Ветшайший из них — "Юнкер и Ко" — открылся в 1818 году. Банкирский дом Штиглица в первой половине 40-ых годов девятнадцатого века организовал первый в истории России национальный заем на 50 миллионов рублей.

На эти средства была выстроена Николаевская железная дорога из Санкт-Петербурга в Москву.

При Николае Павловиче начинается бум создания акционерных обществ. Акционировались и ветхие фирмы. В этом ходе деятельно принимал участие зарубежный, в первую очередь британский капитал.

Ускоренное проникновение капиталистических взаимоотношений в феодальное по сути сословное российское общество потребовало его новой модернизации. Но твердо находившийся на охранительных началах Николай I, хоть и обожал себя сравнивать с Петром Великим, но напуганный в начале собственного царствования восстанием декабристов, был неспособным на реформы. Их инициатором стал уже его сын Александр II, стимулом для которого стала трагедия Крымской войны.

Также читайте:

Базовая проповедь "Ищите прежде всего Царствия Божия…" от 02.04.2016 (прот. Владимир Головин)


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас:

  • И на Руси были бизнесмены

    Волею случая глобальным примером для подражания стала англо-саксонская модель капитализма. Но так как могло быть в противном случае. Пионерами новых буржуазных взаимоотношений были совсем не…

  • Конкуренция спасет российскую экономику

    Уровень развития борьбы в Российской Федерации, мягко говоря, недостаточный. Сейчас и российский и зарубежный бизнес ожидают второй конкурентной среды. Здоровая борьба серьёзна и для…

  • Кто уничтожает российскую авиацию?

    На фоне достижений западных авиакорпораций, удачи отечественного авиапрома выглядят тускло. Это места принижения и следствие роли отечественных изготовителей и разработчиков, уверен специалист…

  • Америка превратит российские деньги в прах

    Российская Федерация зарекомендовала себя наибольшим «кормильцем» Америки. Согласно данным агентства Bloomberg, ведущие нефтедобывающие государства, включая Россию и Саудовскую Аравию, скоро…

  • Во что инвестируют российские бизнесмены

    Олигархи не обделяют вниманием инновации и технологии, вкладывая миллионы в новые проекты. Действительно, в отличие от спортивного направления, которое больше похоже на дорогое хобби, стартапы…