Евгений Маврин: Экономика без границ

Немногие субъекты РФ могут похвалиться экономическими достижениями. оптимальнее живется тем, кто добывает нефть, цветные металлы и газ. Но на одной сырьевой базе далеко не уедешь — это осознали в Башкирии.

Министр экономики республики Евгений Маврин поведал отечественному изданию, как удается создавать сбалансированную экономику.

— Все уже привыкли, что Башкортостан, как и другие сырьевые регионы страны, есть доноров только из-за ресурсной базы. Но по добыче нефти республика занимает третье место — по окончании Татарстана и Тюменской области. Планирует ли правительство подстегнуть нефтяников к тому, дабы вывести регион на первое место, либо ему достаточно "золотой медали" по нефтепереработке?

— Вопрос сложный. Потому, что кроме того те люди, каковые профессионально занимаются нефтедобычей, останавливаются на оценках в пределах 15-15,5 миллиона тысячь киллограм по нефтедобыче в республике. Ясно, что определенные проекты смогут вестись и за ее пределами, но в целом в горизонте пяти лет мы не видим возможностей для повышения нефтедобычи.

Организация поиска новых залежей, новых месторождений идет. Имеется хорошие оценки, что нефть в республике еще имеется и ее возможно начать добывать в громадном количестве. Но у нас имеется и второй вариант — организация громадного количества малых нефтяных компаний. Но до тех пор пока мы не видим хорошего опыта по организации таких компаний, каковые в дебете 300-500 тысяч смогут развиваться достаточно деятельно.

Но таковой проект имеется, мы без шуток на него рассчитываем и, быть может, на северо-востоке республики, где имеется залежи маленьких нефтяных пластов, мы постараемся его реализовать.

— Многие нефтяники говорят, что Ближний Восток, по большей части члены ОПЕК, угрожает для отечественных экспортеров. И однако арабские государства деятельно ищут сотрудничества с отечественной страной в реализации совместных проектов.

— На мой взор, это различные денежные потоки. Все-таки задача для нас — занять Россией ту долю рынка, которой она хороша на сегодняшний момент. Президент страны приводил цифры: порядка 2 процентов химпереработки приходится на Россию, а с запасами нефтегазоконденсата — фактически добрая половина всей всемирный.

В этом отношении то, что происходит в арабских государствах, среди них и новые проекты с Кувейтом — это обмен разработками, отдельный бизнес отдельных компаний, на которых возможно раздельно строить тот же экспортный либо импортный поток.

Помимо этого, подписано соглашение последовательности республиканских компаний, каковые будут трудиться в одной из южноафриканских государств — Алжире. Мы готовы предложить ему комплексные ответы, каковые формирует дюжина компаний: от геологоразведки до переработки и транспортировки нефти нефтяных продуктов.

А вот задача национальная — это импортозамещение. Нам нужно будет бороться с этим миром, и с арабами, и в Западной Европе, и с Китаем, что весьма деятельно двигается. Рынок имеется рынок.

— Ну раз мы заговорили о рынке, то нельзя не упомянуть о внутреннем региональном продукте. В борьбу за его рост включатся другие отрасли экономики?

— На сегодня отечественная оценка по 2011 году — 960 миллиардов рублей. Ясно, что в текущий год мы перепрыгнем за триллион — это такая цифра, по окончании которой возможно затевать новую судьбу. Те темпы экономического развития, каковые сейчас в республике имеется — порядка 7 процентов ВРП, что вдвое больше, чем в среднем по России. Как продолжительно мы сможем удержать эту планку — вопрос к нам самим.

Как скоро мы сможем закончить часть инвестиционных проектов, дабы они имели возможность создавать итоговый продукт регионального рынка? Отечественная оценка по 2014–2015 году — это полтора триллиона рублей. Ясно, что возможно приводить каждые цифры, но имеется действительность, по которой необходимо жить.

— В случае если экономика начинается такими темпами, из-за чего Башкирская АЭС не вошла в программу развития АЭС до 2020 года? Ясно, что формулировка — "экономически не нужно". Но будет ли республика развивать экологически чистые источники энергии?

К примеру, гидроэнергетику?

— У Минэнерго имеется объем отечественных наших мощностей и энергетических возможностей. На данный момент, по оценкам ведомства, нам их хватит до 2025 года, исходя из этого разговор маленький: "Какая электростанция, парни? Вы обеспечены энергетикой полностью". В случае если, само собой разумеется, начнет без шуток изменяться потребности и экономика в ней, тогда к этому вопросу возможно будет возвратиться. И тут логика, нужно согласиться, здравая, но для нас данный вопрос — больной. Потому, что у нас по замыслу город Агидель показался и на сегодняшний момент — это регион, где самое много безработных.

И сейчас головная боль правительства — осознать, каким методом возможно реструктурировать экономику этого района.

— А реструктурировать возможно посредством инвестиций. Тут, я так осознаю, неприятностей нет. И все же, как велик интерес зарубежных и отечественных инвесторов?

И кто проявляет громаднейшую активность в Башкортостане?

— Да так как дело не в той сумме, которую нужно отыскать и привлечь, а в фокусе на какую-то отрасль экономики как таковую. На сегодня мы видим возможности деятельно постараться продвинуть идею самого восточного порта страны, по причине того, что существует выход к четырем морям. И это самый недорогой вид транспорта, не считая трубопроводного, само собой разумеется.

В этом отношении сделать из Агидели, Нефтекамска и прилегающих территорий ворота в Башкортостан — очень привлекательный проект.

— Другими словами планируется неповторимый инвестиционный проект?

— Да, на данный момент мы деятельно ищем соратников в этом вопросе. Имеется последовательность зарубежных компаний, одна из них — холдинг "Сумма", что занимается постройкой портов, химпереработкой и созданием таких громадных логистических центров.

— В случае если сказать о занятости в новых отраслях, то вопрос будет, быть может, в пара неожиданном ключе. Как мы знаем, что башкиры — коренной народ Южного Урала. И в случае если взглянуть на карту расселения этноса, ареал его весьма плотный — Тюменская область, Оренбургская и другие прилегающие к Башкортостану регионы.

Это связано с низким уровнем безработицы в республике?

— Я бы сообщил так: все люди, каковые живут, обучаются, рождаются и растут тут, в республике — башкиры они, русские либо татары — для экономики все равно. В этом отношении у нас контакты и хорошие связи, и люди вправду живут в том месте, где имеется возможность проявления их свойств. В случае если сказать о территории Тюменской области, в том месте у нас большое братство. Равно как и в Ханты-Мансийском округе и в ЯНАО. Было всего три института в Советском Альянсе, каковые весьма деятельно производили студентов-нефтяников, — это в Уфе, Баку и Киеве.

Исходя из этого та агломерация, которая сейчас существует, нам весьма нравится, потому, что вести бизнес отечественным фирмам достаточно легко.

Вот пример. Губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин приехал в Башкортостан (для подписания протокола между Татарстаном, ЯНАО и Башкортостаном о прокладке нефтехимического маршрута "Ямал-Поволжье" — Ред.) как словно бы к себе. Он получал образование отечественном университете, познакомился тут со своей супругой, и, возможно сообщить, у нас отыскал собственный счастье.

Другими словами люди, каковые уехали из этого по взятой профессии по распределению, добились прекрасных результатов. Однако, они не забыли про отечественную почву.

Осознаёте, от того, что граница Башкирии на карте нарисована, в действительности ее так как территориально не существует. И рынки на сегодняшний момент открыты. Совершенно верно так же мы завлекаем к себе на работу сотрудников откуда угодно: из Перми, Кургана.

Это мировая тенденция, та самая глобализация, о которой довольно много шумят на Западе. Вот мы в нее также вошли, и в этом нет ничего необычного и ужасного. И, быть может, стратегически для нас — это верно: усиливать позиции и уровень качества судьбы живущих тут людей. В республике порядка 4 миллионов людей, трудящихся в экономике.

И чем больше будет эта цифра, тем больше товаров мы можем создавать, тем больше мы можем приобретать налогов в бюджет и тем больше можем заниматься социальными программами.

— В Башкирии большой процент земель сельскохозяйственного назначения, а следовательно — громадный аграрный потенциал. Вместе с тем велик частный сектор, как в городе, так и рядом с ним. Для мегаполисов это угрожает тем, что большинство сельхозугодий застраивается коттеджными поселками для получения громадной, но все-таки сиюминутной прибыли.

Как обстоят с этим вопросом дела в республике?

— Имеется экономика. Почва нужна чтобы на ней жить и выращивать определенную продукцию. Тот количество сельскохозяйственной продукции, что сейчас выращивается, достаточен на тех почвах, каковые под нее употребляются. Мы производим порядка 3 миллионов тысячь киллограм пшеницы, а можем создавать и 6, и 9 миллионов.

Мы можем распахать те наделы земли, каковые на сегодняшний момент простаивают. Но вопрос тогда в следующем: куда девать товар, что покажется? Экономика готова переработать 3 миллиона тысячь киллограм, перевоплотить их в окончательный продукт: в хлеб, глюкозу, спирт, легко фураж.

Однако, в то время, когда появляются излишки, они просто пропадают, и мы начинаем трудиться в убыток. Познание того, сколько необходимо новой продукции, должно деятельно обсчитываться.

Почва как ресурс — это принципиально важно. И, возможно, Башкортостан — один из немногих регионов, что остается много хозяином национальной части тех земель, каковые у нас имеется. Я не верю, что у нас может показаться столько коттеджных поселков, что они займут все сельхозугодья. Но процесс идет, жить в таунхаусах за городом делается актуальным, в том числе и в Москве, очевидно.

Сам по себе менталитет россиян таковой: на большом растоянии от почвы не уходить, мочь трудиться с почвой — он передается много поколений, и это естественно.

Иначе, имеется весьма твёрдый процесс урбанизации, и имеется цифры, что добрая половина Российская экономика создается в 20 городах, исходя из этого экономика по большей части все равно крутится в мегаполисах. В этом отношении одна из задач стратегии республики — это повышение количества муниципальных обитателей и повышение того товарного продукта, что возможно создавать в городах. Мы сохраняем надежду, что вместе с муниципалитетами правительство на эту тему будет без шуток рассуждать. Так как в случае если в каждом городе прибавляется по 10-15 процентов населения, они же должны где-то жить, трудиться. И ресурсы для этого имеется: мы имеем около 40 процентов сельскохозяйственного населения, а в среднем по России — 22 процента.

Мы имеем запас в 18 процентов, другими словами полмиллиона людей.

— И каково ваше резюме? В Башкортостане более-менее сбалансированная экономика? Либо чего-то республике все-таки не достаточно?

— В определенной степени сбалансированности нет. У нас имеется перекос в сторону нефтехимии и нефтехимпереработки — это отечественная исторически ситуация еще в армейские годы, в то время, когда ко мне перевозили фабрики. Однако, мы весьма деятельно идем к тому балансу, что имеется по России.

Деятельно начинается машиностроительный комплекс, строительная сфера, сельское хозяйство. В этот самый момент по части продукции мы легко передовики: первые — по производству молока, время от времени разделяем первое место с Татарстаном. Ведем важные проекты по мясу и мясопереработке.

Пришел важный инвестор, и к 2014 году мы вдвое увеличим количество товарного мяса свинины, что может поступать с территории республики. Экономика изменяется, и отечественная задача — делать ее уравновешенной, дабы не зависеть от конкретных негативных обстановок на рынке, каковые смогут по той либо другой причине в той либо второй отрасли оказаться.

От редакции. Дабы читатель не считал, что Башкирия богата только нужными ископаемыми и "сидит на трубе", правительство республики совместно с Торгово-промышленной палатой Башкортостана делает ставку и на туризм, но с этнической составляющей. Так, в маленьком тамошнем городе Белебей планируется запустить проект, что обещает дать фору Октоберфесту — германскому фестивалю пива, каждый год проходящему в Мюнхене.

Для немцев октябрьские гуляния — не просто самые громадные в мире (количество визитёров — порядка 6 миллионов), но и возможность приобщиться к национальной культуре, ощутить себя настоящим патриотом собственной страны.

Башкортостану также имеется что предложить гражданам России для нивелирования и консолидации народа национального вопроса, что все чаще приплетают к чему угодно. ТТП республики лелеет проект яблочного фестиваля, на котором будет представлена самая разнообразная продукция — от сидра и яблочного сока до шарлотки с яблоками и национальных башкирских яств из этих осенних фруктов. И грезит приурочить событие к Яблочному спасу.

Осенний праздник, что будет каждый год собирать много россиян, совмещающий в себе традиции, культуру, религию нескольких наций в одном стране — это не просто вызов, а приглашение к миру, взаимному уважению и дружбе. Удастся ли республике воплотить в судьбу столь храбрый и вызывающий проект, мы определим уже в следующем году.

Просматривайте по теме:

СССР, что выстроил Хаммер

Александр Радьков: Кризис туризму нипочем

На Балтике откроют "морские ворота"

Также читайте:

Встреча с Солом в Евпатории. ГОК и СССР, что имеем на сегодняшний момент.


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас: