"Бестолковый" Стабфонд: огромные потери сегодня и коллапс финансовой системы завтра

От редакции: изучение главреда газеты "Промышленные ведомости" Моисея Гельмана на данный момент актуально, очень. Неспособность нынешнего экономического блока правительства обуздать инфляцию, сейчас осуждаемая премьером (просматривайте об этом подробнее на "ПРАВДЕ.Ру"), может без шуток усложнить и ухудшить применение средств, накопленных в Стабилизационном фонде.

В нехорошем случае, они так и останутся лежать мертвым грузом в казначействе. Гельман пишет об недополученной прибыли и огромных потерях (катастрофической по количествам) от опасливого отношения монетаристов из правительства к Стабфонду.

Но ведущий специалист Центра прогнозирования и макроэкономического анализа Дмитрий Белоусов, которого мы попросили прокомментировать статью Гельмана, показывает на более тяжелые кризисные явления, угрожающие экономике, если не будет продуман грамотный и взвешенный механизм применения ресурсов Стабфонда – впредь до коллапса финансовой системы. Для стремительного перехода к комментарию Дмитрия Белоусова надавите тут…

Моисей Гельман, главред "Промышленных ведомостей", специально для "ПРАВДЫ.Ру"

Дискуссия по поводу применения средств Стабилизационного фонда до недавнего времени носила пара характер. Наряду с этим аргументы соперников тщетного «лежания» в фонде больших финансовых сумм с целью их «стерилизации» глава МинФина решительно отвергал. Дескать, в случае если их запустить в экономику, инфляция якобы возрастёт ещё больше.

А потому, не затруднял себя доводами главный бухгалтер страны, деньги эти для сохранности нужно обратить в часть и валюту её положить в полезные, но надёжные зарубежные бумаги.

Однако, не смотря на то, что Стабфонду отправился уже третий год от роду, содержимое его всё ещё остаётся рублёвым. Сравнительно не так давно помощник начальника аппарата правительства, профессор экономики Михаил Копейкин предотвратил, что без перемещения деньги фонда тают из-за инфляции. В противном случае говоря, понижается их платежеспособность.

По оценкам Михаила Копейкина, в случае если обстановка с применением этих средств не изменится, то к 2008 году страна утратит приблизительно 600 млрд. рублей, предназначавшихся для неясно какой и чего стабилизации.

В ответ на раздавшееся предостережение Алексей Кудрин на совещании правительства 2 марта с.г. без каких-либо доказательств объявил, что «это безграмотное утверждение, нет для того чтобы ущерба». И потом, «данное неумелое утверждение … бросает тень на действия правительства, президента».

Тяжело сообщить, чем – блефом либо некомпетентностью – позван столь необычный, если не сообщить больше, демарш в попытке скрыть собственную вину и переложить её на президента страны, правительство и Михаила Копейкина. Но в одном с главой МинФина возможно дать согласие. Вправду, «нет для того чтобы ущерба». В действительности ущерб возможно намного большим – более чем 1 трлн. рублей, от чего не спасут ни валюта, ни акции.

И вот из-за чего.

Как мы знаем, в 2004-м, первом году собственного существования Стабфонд наполнился на 647 млрд. рублей, что существенно превысило намечавшийся количество. А к концу 2005 г. по предварительным подсчётам его содержимое возросло до 1,5 трлн. рублей, что также выяснилось больше запланированного. Напомню, в него поступает часть собираемого с нефтяников налога на добычу нужных ископаемых.

Для этого задается так называемая «точка отсечения» цены нефти и в Стабфонд переводят ту часть налога, которая образуется в выручке, взятой за счет доли цены сверх упомянутой «точки».

Столь выдающиеся успехи в наполнении Стабилизационного фонда разъясняются неверными, значительно занижаемыми средней ценой на нефть и «точкой отсечения», каковые задают МЭРТ и Министерство финансов. Что и разрешает приобретать высокие «незапланированные» доходы в ущерб финансированию тех же геологоразведочных работ по открытию новых месторождений нефти, запасы которой тают. В случае если фонд будет и дальше пополняться такими же способами, соответственно и темпами, то, при сохранении нынешних стоимости одного бареля нефти и количеств экспортной выручки, в 2006 г. его средства увеличатся приблизительно до 2,4 трлн., а в 2007 г. – до 3,3 трлн. рублей.

Возможно высказать предположение, что Михаил Копейкин в собственных оценках «усушки» Стабфонда исходил из прогнозных по Министерству финансов и МЭРТу очевидно заниженных значений инфляции, каковые неизменно меньше 10%. В 2005 г., в соответствии с недавнему докладу Германа Грефа правительству, инфляция будет на уровне якобы 10,9%. Но в случае если посмотреть в эти Росстата за прошедший год, то заметим совсем иные показатели.

Первый из них – индекс потребительских цен, отражающий их изменение от месяца к месяцу, другими словами в среднем за год, что равен 112,7%. В противном случае говоря, услуги и потребительские товары в прошедшем сезоне подорожали в среднем на 12,7%. А 10,9% — это рост инфляции в декабре 2005 г. по отношению к декабрю прошлого года, учитывающий цены лишь в последних месяцах года, что, а также, искажает оценку утрат настоящих доходов населения и разрешает занижать их индексацию.

Но кроме услуг и потребительских товаров экономика создаёт ещё и промышленную продукцию, которая также с каждым годом дорожает. В 2005 г. индекс цен на промышленную продукцию, по статистике, составил 118,7%. Но это индекс стоимостей у производителей продукции.

Рыночные же цены, по которым она приобретается потребителями, выясняются значительно громадными, и как раз в этих стоимостях Росстат определяет ВВП.

Очевидно, что повышение цены ВВП, вычисленного по видам экономической деятельности и охватывающего производство всех потребительских и услуг и промышленных видов продукции, должно характеризоваться совокупным индексом стоимостей, отражающим инфляцию в экономике в целом. Таким показателем есть индекс-дефлятор, благодаря которому ВВП в текущих рыночных стоимостях данного года переводят в стоимости прошлого года. Это разрешает после этого сопоставлять ВВП двух лет и определять индекс его физического прироста либо уменьшения.

В 2005 г. по статистике индекс-дефлятор ВВП по отношению к стоимостям 2004 г. был равным 119,7%, что отражало прошлогоднюю совокупную инфляцию в экономике. Другими словами, вопреки утверждению Грефа составила она не 10,9%, а 19,7%. Дело в том, что начальники Министерства финансов и МЭРТа осознанно или по недомыслию уже давно вводят в заблуждение общество и руководство страны, подменяя инфляцию во всей экономике более низким её значением на рынках потребительской продукции.

Причём, при формировании бюджета в будущем году в расчёты любой раз закладывается еще более заниженное, «прогнозное» значение инфляции, равное 8-9%. Это, кроме пенсий и индексации существенного занижения зарплат, разрешает увеличивать доходы бюджета за счёт «незапланированного» повышения цен и накачивать его профицит инфляционными, теряющими покупательную свойство рублями.

Предстоящее понижение их платежеспособности в Стабилизационном фонде происходит уже от «лежания» в нём без применения. В 2004 г. утраты фонда из-за инфляции, в то время, когда индекс-дефлятор ВВП по отношению к стоимостям 2003 г. равнялся 119,9%, составили, учитывая что деньги поступали порциями в течение года, приблизительно 65 млрд. рублей. В прошедшем сезоне, исходя из вышеприведенного соответствующего значения индекс-дефлятора, «усушка» возросшего содержимого фонда с учетом порционных поступлений средств составила около 235 млрд. рублей.

Итого, за два года страна по вине Министерства финансов утратила в Стабфонде где-то 300 млрд. рублей. Для сравнения: на все национальные программы из бюджета выделено 132 млрд. рублей.

По сути, речь заходит о растрате национальных средств в очень больших размерах. По всей видимости исходя из этого так занервничал Алексей Кудрин, огульно обвинив помощника начальника аппарата правительства, огласившего вероятную сумму растраты, в отсутствия компетенции. Причем, занервничал несколько, а в компании очень глубокоуважаемых людей, причастных к управлению национальными финансами, и которых на упомянутом совещании правительства 2 марта Алексей Кудрин перечислил поимённо.

В текущем году из-за большого роста тарифов на коммунальные услуги, повышения цен на соль и сахар, будущего повышения цен на плодоовощную продукцию и хлеб ввиду масштабной смерти зимний период плодовых посевов деревьев и озимых зерновых, увеличения цен на мясо и колбасы из-за птичьего гриппа, очередного по корпоративному сговору подорожания бензина, мазута и дизтоплива из-за длящегося роста мировых стоимости одного бареля нефти, и по большому счету благодаря проводимой экономической политики, индекс-дефлятор ВВП вряд ли уменьшится если сравнивать с прошлогодним.

Сообщённое подтверждается уже сегодняшним ростом инфляции, составившим за первые 2 месяца этого года лишь в сфере потребительских услуг и товаров 4%. Так что утраты Стабфонда в этом году возможно прогнозировать также исходя из инфляции не меньше чем 20%, и «усушка» его содержимого достигнет ориентировочно 400 млрд. рублей. Что касается 2007 г., то кроме того при понижении инфляции до 15%, что мало возможно, учитывая тенденции предсказания и дальнейшего роста цен МЭРТа о темпах роста ВВП, платежеспособность денежных средств фонда может уменьшиться за указанный год еще приблизительно на 600 млрд. рублей.

Так, к 2008 г., в случае если деньги Стабилизационного фонда не положить в настоящий сектор экономики для повышения ВВП, страна утратит порядка 1,3 трлн. рублей.

Вправду, изменится ли что-нибудь, в случае если рубли в фонде поменять на доллары США и евро, но «лежание» которых в нём продолжится? Ровным счётом ничего. Так как валюту когда-то все равно нужно будет конвертировать обратно в рубли, и они будут уже обесценены из-за инфляции, длившейся всё время их нахождения в преобразованном виде.

В какой-то мере утраты сократятся, в случае если рубль «укрепится». Но очень сильно «укрепиться» ему не дадут – «подешевеет» значимо экспортёры и доллар утратят собственные нынешние высокие доходы в рублёвом исчислении из-за значительного превышения валютным курсом паритета рубля с долларом и евро. Тогда и поступления в казну сократятся.

Необходимо заметить, столь огромная конвертация рублей из Стабфонда — на сумму более чем 52 млрд. долларов — таит кроме этого угрозу дестабилизации валютного рынка из-за резкого «подорожания» американского доллара, что повлечет за собой подорожание импорта и дальнейшую девальвацию рубля, другими словами повышение инфляции. Но так как как раз из-за боязни её Министерство финансов не желает применять средства фонда кроме того на инвестиции в экономику. В случае если же приобрести валюту из резервов Центрального банка, то полученные за нее рубли будут обесцениваться в кладовых Центрального банка.

Уж лучше разместить эти средства на депозите в Сбербанке и приобретать по ним стабильные 4% годовых.

Мало что кроме этого изменится, в случае если деньги фонда в виде валюты по совету Кудрина положить в полезные зарубежные бумаги и вместо собственной инвестировать чужую экономику. Дабы это было выгодно, доход по ним обязан с какой-то прибылью скомпенсировать отечественную инфляцию и потерянную пользу. В противном случае говоря, годовые барыши по этим бумагам должны составлять сейчас более чем 30%, что совсем невозможно — таких процентов без громадных рисков никто не обещает.

Так что остаётся одно – вкладывать деньги фонда в настоящий сектор отечественной экономики и увеличивать платежеспособный спрос населения за счет роста его доходов. Тогда возрастет спрос на всех этажах товарного производства, соответственно, будут расти количества производства и ВВП (см. «Социальное государство как общенациональная мысль. И для олигархов также». — "Промышленные ведомости" №3, март 2006 г.).

Обстановка вправду настораживает. "ПРАВДА.Ру" обратилась за комментарием к ведущему специалисту Центра прогнозирования и макроэкономического анализа Дмитрию Белоусову, что, отметив кое-какие шероховатости в позиции Гельмана, в целом подтвердил опасения. Если не сообщить больше.

"Что-то с данной обстановкой нужно делать, — сообщил "ПРАВДЕ.Ру" Белоусов. — В прошедшем сезоне был неприятный звонок, в то время, когда стоимость бареля нефти выросли, а рост промпроизводства замедлился с 6,1% до 4%. Решать проблему инвестиций как-то нужно. Вопрос — как?

Чтобы наряду с этим не выстроить национальную экономику, в которой ответы принимаются государственный служащими неясно из каких мыслей. И что бы не разогнать инфляцию и не распугать инвесторов".

"Что-то делать нужно, и мы видим Стабфонд – ресурсный и сильный", — сообщил специалист. Наряду с этим он подчернул, что распространенная в среде промышленников мысль о распределении средств Стабфонда по внутренним проектам имеет множество пороков: начиная от опасности "разгона" инфляции до неприятностей администрирования, которое в Российской Федерации не на лучшем уровне, в особенности в сфере госуправления.

Говоря о расчете настоящей инфляции, что приводится в статье главреда "Промышленных ведомостей", Белоусов частично согласился с Гельманом: "Индекс потребительских цен показывает удорожание за год потребительской корзины на потребительском рынке. Отношение к удорожанию, к примеру, металла он имеет очень опосредованное".

"Но имеется кое-какие "заморочки", каковые не разрешают принять Гельмана всецело", — добавил специалист. Он утвержает, что показатель, что определяется посредством текущего темпа ростом ВВП в рублях и темпа роста физического количества, "весьма хреново считается". "В следствии в него попадает вся статистическая "грязь", которая накопилась при расчете первых двух показателей. В них сидят всякие досчеты – ненаблюдаемая часть, теневые обороты.

В итоге данный показатель может очень сильно летать и всецело ориентироваться на него запрещено", — резюмирует специалист.

Вторая "заморочка", согласно точки зрения Белоусова, пребывает в том, что значительную часть ВВП образовывает экспорт, удорожание которого зависит от цен на мировых рынках. Соответственно, в текущем росте ВВП (в рублях) сидит, например, рост мировых стоимости одного бареля нефти.

"Появляется вопрос, из-за чего мы должны отечественные потоки мерять штуковиной, которая значительно зависит от всемирный конъюнктуры. Из-за чего мы должны соизмерять отечественную внутреннюю судьбу с некоей "ступой" в которой заведомо сидит динамика мировых стоимостей", — вопрошает специалист ЦМАКПа.

Но, наряду с этим все, "у Гельмана имеется громадная правда", — соглашается Белоусов. Он напомнил, что Стабфонд изначально создавался для стерилизации излишней финансовой массы от экспорта природных ресурсов. Приток валюты в страну сопровождается печатанием рублей.

Но "мы скоро идем к обстановке, в то время, когда рублевая эмиссия будет маленькой из-за роста импорта (что возрастает весьма скоро), и из-за платежей по долгам русских компаний, тогда как стерилизация в Стабфонд останется громадной. И в какой-то момент появится эффект "перестерилизации" — другими словами будет стерилизовано большое количество больше, чем возможно для экономики", — даёт предупреждение Белоусов.

Это может привести к денежному кризису – значительно более важному, чем в 2004 году. Причем эт а возможность может стать действительностью в ближайшие пара лет.

Но об этом мы поведаем в следующем материале, в котором Дмитрий Белоусов более детально поведает о будущих кризисных явлениях, каковые смогут очень сильно сломать жизнь российской экономике и россиянам.

Подготовил Сергей Малинин

Также читайте:

Куда НА САМОМ ДЕЛЕ тратит деньги фонд капремонта!


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас:

  • МЭР: двум кризисам не бывать

    Министерства экономики ожидает не кризиса, но стагнации во всемирной экономике, давая слово наряду с этим России рост экономики в ближайщее время. Стоимость одного бареля нефти будет…

  • Инфляция и "перегрев" кредитования

    Одним из факторов повышения инфляции стало кредитование экономики, считает Алексей Кудрин. Выступая на интернациональной конференции мир и Россия — вызовы нового десятилетия , глава МинФина…

  • Спасение от инфляции: лихо спустить все до нитки или заставить деньги работать?

    Вы все еще храните собственные накопления в чулках, кофейных банках либо в толстых пыльных книгах, каковые никто не просматривает? Ежедневно слышите о неумолимо растущей инфляции и разводите…

  • Нефти приказано расти в цене

    Беспорядки в ближневосточных и североафриканских государствах двигают стоимость бареля нефти вверх. На фоне событий в Ливии цена за баррель нефти в Лондоне преодолела планку в $110, что стало…

  • Могла ли Россия превратиться в Китай?

    Экономический кризис 1998 года поставил перед управлением России сложную задачу: выбрать новый путь экономического развития. Сценариев было пара. Управление предпочло вариант с твёрдой…