Банкротить компанию станет накладно

МЭРТ внесло поправки в Уголовный кодекс, но их эффективность в условиях «корявого» законодательства об административно-правовых нарушениях будет не высокой.

Несколько дней назад Министерства экономики дало обещание ужесточить уголовное наказание за нарушения при проведении банкротств. Для этого, как предполагают госслужащие, нужно сократить перечень статей, но прописать ответственность за нарушения более подробно. Участники рынка признают необходимость этих мер, поскольку сейчас пресечь противозаконные действия очень сложно.

Но они показывают на то, что без исправления гражданского законодательства, которое кроме этого регулирует процедуры банкротства, число нарушений в данной сфере уменьшаться не будет.

За девять месяцев этого года ФСФО зафиксировала 292 нарушения УК (УК), заключения по 280 делам были направлены в правоохранительные органы, каковые в 90 случаях возбудили дела по 195-й (неправомерные действия при банкротствах) и 196-й статьям (преднамеренное банкротство). Но за последние годы полностью закончены были только пять. Согласно точки зрения участников рынка, такая обстановка обусловлена, во-первых, недочётами самого УК, а во-вторых, недочётами совокупности уголовного наказания.

И, согласно точки зрения участников, правительство само виновато в той ситуации, которая сложилась на сегодня, – принятие многих ответственных нормативных документов всегда затягивается. «Правительство до сих пор не согласовало распоряжение о параметрах преднамеренного банкротства, все споры по этому вопросу разрешаются по весьма ветхому распоряжению ФСФО № 33р», – отметил в беседе с обозревателем RBC daily генеральный директор Приволжской саморегулируемой организации арбитражных управляющих Валерий Королев.

Предложения Министерства экономики направлены на устранение части нормативных препятствий на пути МВД: в частности, представители министерства предлагают сократить число статей в УК, прописав более подробно оставшиеся. «В Уголовном кодексе нами предусмотрено два типа нарушений на протяжении процедуры банкротства – во-первых, преднамеренное банкротство, во-вторых, неправомерные действия при банкротстве, – прокомментировал RBC daily начальник департамента новой экономики и корпоративного управления Министерства экономики Андрей Ивакин. – Отечественные предложения не носят концептуального характера – они уточняют состав правонарушений, но это разрешит более четко проводить расследование нарушений и выносить более понятные решения суда». Помимо этого, отмечает господин Ивакин, «мы вносим проект распоряжения, определяющего порядок проверки арбитражным управляющим показателей преднамеренного банкротства. Цель пребывает в том, дабы дать арбитражным управляющим либо кредиторам предлог для обращения в прокуратура и милиция по фактам нарушений».

Действия Министерства экономики поддерживают и участники рынка. «Необходимо поменять формулировки статей в Уголовном кодексе. К примеру, имеется статья о преднамеренном банкротстве, но она базируется на понятии неплатежеспособности. А это понятие сродни понятию электричества – строго выяснить его запрещено.

Единственным нормативным актом, благодаря которому возможно измерять динамику неплатежеспособности, есть распоряжение правительства № 367, где приведен последовательность оценочных коэффициентов, но исходя из этого нельзя сделать окончательный вывод о платежной способности. Исходя из этого необходимо по большому счету убирать понятие неплатежеспособности, как это имеет место в большинстве развитых государств, – заявил RBC daily президент Русского сообщества свободных антикризисных управляющих и экспертов Виктор Голубев. – То, что делает МЭРТ, актуально и необходимо, не смотря на то, что я бы, возможно, отправился еще более радикальным методом и покинул всего одну статью за «неправомерные действия при банкротстве», расписав ее поподробнее: за нарушения с имуществом более жёсткие санкции, за нарушения с бумагами – менее жёсткие, в том числе и в сроки, предшествовавшие периоду возбуждения процедуры банкротства».

Помимо этого, по словам участников, сами уголовные органы обычно не могут квалифицированно вести дело, которое связано с банкротством фирм. «Сейчас не создано действенной совокупности для реализации уголовных наказаний, поскольку отсутствует одно звено – экономико-правовая экспертиза, которая имела возможность бы вынести свободное суждение о фактах нарушений, собранных и проанализированных следователями и оперативными работниками, – вычисляет Виктор Голубев. – Это усугубляется еще и тем, что главная масса экспертов-следователей, ведущих дела по банкротствам, — это юристы, и разбираться в экономике от них никто не требует. В конечном счете это ведет к тому, что экспертиза перекладывается на чужие плечи – сперва это была ФСФО, сейчас эту обязанность пробуют возложить на арбитражных управляющих, но они, как лица, участвующие в деле, не смогут признаваться судами в качестве специалистов. Ну и, очевидно, существуют индивидуальные обстоятельства, каковые мешают реализовать наказание».

К тому же, несмотря на поддержку действий Министерства экономики, участники рынка показывают на то, что требуются более уверенные и стремительные реформы в сфере банкротств, так когда поправки к УК не приведут к увеличению эффективности совокупности. Дело в том, что процесс банкротств регулируется и гражданско-правовыми актами, например, Кодексом об административно-правовых нарушениях (КоАП). «Сейчас мы замечаем большой разрыв между гражданским и уголовным законодательством – координация законотворческой работы ведется слабо, между кодексами нет стыковок, что ведет к бессчётным разночтениям», – подчеркивает Виктор Голубев. А по словам Валерия Королева, КоАП дублируется с УК в части определения главных нарушений при процедурах банкротства. «Вздор обстановки в том, что за одно да и то же правонарушение в УК и КоАП предусмотрены различные наказания: соответственно, в первом уголовные (к примеру, за преднамеренное банкротство предполагается срок до 3 лет), а во втором – административные меры (штрафы, дисквалификация управляющего), – говорит господин Королев. – Но, и они из-за отсутствия четкой процедуры расследований реализуются весьма умеренно – к примеру, за преднамеренное банкротство в большинстве случаев дают только 6-12 месяцев условно».

В другом случае, опираясь на разногласия между УК и КоАП, лица, собирающиеся совершить банкротство в собственных заинтересованностях, игнорируя интересы вторых участников процесса, смогут достигнуть собственных целей и при новом УК. Как показывают арбитражные управляющие, в КоАП имеется последовательность «дыр», каковые разрешают отдельным кредиторам снять неугодного арбитражного управляющего. «При подозрения в нарушениях на протяжении банкротства сотрудникам прокуратуры дано выносить собственные обвинения в суд, минуя заинтересованные стороны – кредиторов и СРО (либо территориальные органы Министерства Юстиции, в случае если арбитражный управляющий не входит в СРО), – поведал RBC daily один из управляющих. – Позже арбитражного управляющего ставят перед фактом, что он снят и дисквалифицирован на пара лет. Обоснований никаких не предъявляется, да и безтолку участковым милиционерам (и такое не редкость!) говорить тонкости дела, они все равно не смогут вынести объективное ответ».

Михаил Смирнов, RBCdaily

Также читайте:

ПРЕДНАМЕРЕННОЕ БАНКРОТСТВО


Вам будет интересно, Подобрано именно для Вас: